Финансовые откаты, лимит, насмешки. Почему у наших не получилось в «Ювентусе»

 
Тяжёлая перестройка к европейской жизни.

В советские времена футболисты практически не подкрепляли иностранные клубы. Железный занавес удерживал даже сильнейших футболистов на родине. Первым игрокам удалость укатить в Европу только в середине 70-х, но это были единичные случаи не самых знаменитых игроков. Настоящие звёзды прорвались в топовые лиги только в самом конце 80-х, когда советская власть заметно ослабла, а страна пропиталась западной культурой. Одними из первых топов, укативших в топ-клуб, стали Александр Заваров и Сергей Алейников. Оба перешли в «Ювентус»: Александр уехал в 1988 году, Сергей – в 1989-м. Правда, продержаться в «старой синьоре» долго футболистам не удалось.

Ювентус, Динамо Киев

Из «Динамо» – в «Ювентус»



Александр Заваров был один из заметнейших советских футболистов 80-х. Атакующий полузащитник пять лет носился за киевское «Динамо» под руководством Валерия Лобановского, который внимательно следил за талантливым футболистом. В 1988 году «Ювентус» купил отыгравшего за «Динамо» почти полторы сотни игр Заварова. Синьора Джанни Аньелли поразили алчность и хамоватость Лобановского. Коуч требовал за футболиста шесть миллионов, при первом предложении в три. В итоге стороны сошлись на пяти мультах долларов. Валерий Васильевич выторговал ещё новенький автобус для команды и парочку автомобилей для администрации команды. Также и годовая зарплата в 200 тыс долларов для Заварова добыта путём переговорных способностей Лобановского.

Сергей Алейников также выступал за «Динамо», только – минское. Футболист 8 лет трудился в центре поля команды, поднялся до основы сборной. Трудолюбивого игрока «Ювентус» присмотрел через год после покупки Александра Заварова. Руководители минчан в переговорах упирались не хуже Лобановского. За игрока сборной выторговали 2 млн 850 тыс долларов и выпросили два автобуса «Фиат» и три сбора в Италии. Зарплата Алейникова была на уровне Заварова, контракт – на три года.

Ювентус, Динамо Киев

Сложная адаптация



Людям, проведшим всю жизнь в условиях советской строгости, пришлось мгновенно перестроится к европейской расслабленности. Александру Заварову с ходу назначили сложнейшую миссию – заменить великолепного Мишеля Платини. Александр унаследовал за французом место в основе и даже значимый десятый номер. Очевидно, в Турине сильно надеялись на игрока. Вот только с первых дней итальянская жизнь подкидывала неприятные бытовые сложности. Игрока мгновенно попросили уничтожить вьющуюся шевелюру и сделать нормальную стрижку. Это было необходимо для соответствия высокому званию игрока «Ювентуса». Только представьте, в Союзе подобные стрижки считались популярными и стильными – в модной Италии первым делом попросили убрать свисающие кудряшки. Такая просьба звучит, как минимум, обидно.

Так выглядел футболист до туринской «стрижки»

На этом нефутбольные проблемы Заварова не закончились. Окей, Александр сделал приемлемую, по мнению искушённых итальянцев, стрижку. Но теперь зрители стали потешаться над одеждой футболиста и его супруги. По меркам СССР футболист одевался по последнему слову моды. Разумеется, для итальянцев это было совсем не так: они хохотали над их джинсовыми костюмами. Кто-то даже предложил синьору Аньелли подарить Заварову парочку из своих костюмов. Александру следовало как-нибудь отшутиться в ответ, но он не знал языка и поэтому молчал. Для общественности он моментально стал угрюмым и молчаливым. В такой атмосфере ему ещё надо было играть в футбол. Желательно, стать лидером команды.

Захватить лидерство в раздевалке и на поле с таким подавленным настроением невозможно. Дебютный сезон Александр отбегал в основе: сыграл 35 игр, забил 4 гола. Настрой игрока хорошо характеризуется его прозвищем. В Италии Александру дали, казалось бы, совершенно абстрактное прозвище – Свекла. Но дело не в смысловой нагрузке слова, а в его произношении. На итальянском свекла звучит «blette». Заваров частенько выражался на поле, итальянские журналисты это услышали.

Ювентус, Динамо Киев

Сергей Алейников присоединился к «Юве» на год позже Заварова. Он мог подготовиться к новой жизни: сменить причёску, обновить гардероб, выучить язык. Но Сергей был слабо осведомлён о делах Заварова, поэтому по приезде в Турин и его попросили сбрить модную в Союзе шевелюру. Но подобные трудности не подкосили Сергея. Алейников гениально вписался в новую жизнь. Он знал английский язык, за сезон неплохо изучил итальянский. Сергей часто общался с журналистами, подружился с партнёрами. Одним словом, Алейников чувствовал себя в Италии куда лучше Заварова. Хотя и его не обошли истории про внешний вид и его соответствие статусу футболиста «Юве». Однажды, например, продавщица в продуктовой лавке заявила жене Сергея, что супруге футболиста самого «Ювентуса» негоже ходить в такой дешёвке, как варёная юбка.

Конечно, и Сергей потратил какое-то время на адаптацию. Поначалу у него получалось не очень. На поле его ставили левым опорником – совершенно чужая позиция. Однако он переубедил главного тренера Дино Дзоффа и стал выходить на позиции центрального полузащитника. Там у Алейникова пошло куда лучше. Итогом сезона стали ровно 50 игр, 3 гола и 1 ассист. А также ачивка в виде Кубка УЕФА. Сергей поднял чашку одним из первых. Заваров тоже пытался: 41 игра, 9 голов и 4 голевые. Алейников отлично вписался в коллектив и полезно играл, Заваров вроде бы привык к обстановке и продемонстрировал сносную статистику. Казалось, на будущий сезон они ещё прибавят, но следующего сезона не случилось.

Жадный «Симод»



В сезоне 1990/91 ни Заварова, ни Алейникова в «Ювентусе» уже не было. Александра слили осознано: по регламенту в Серии А могли находится на поле только три легионера, а тратить драгоценное место на кислотного русского никто не хотел. «Отныне буду иметь дело с русскими во всех сферах, кроме футбольной», – выдыхал Джанни Аньелли. Александр зацепился за дохлый французский «Нанси», где уверенно просуществовал пять лет.


Переговоры с «Ювентусом» от лица Сергея Алейникова вело совместное предприятие минского «Динамо» и фирмы «Симод». У футболиста не было нормального агента, сам он не разбирался в юридических тонкостях. По итогу, этот злосчастный «Симод» провёл переговоры максимально выгодно для себя. При разрыве контракта с Алейниковым «Ювентус» выплачивал бы деньги компании. Поэтому компании было крайне выгодно прекращение отношений между игроком и командой.

В межсезонье у «Юве» сменился тренер. Дзофф, доверяющий Алейникову, ушёл. Его сменил Джиджи Майфреди, который страшно хотел Пола Гаскойна. С приходом англичанина Сергей бы стал четвёртым легионером. Поэтому контракт был беспрепятственно разорван, представляющий Алейникова «Симод» не стал защищать игрока. Таким образом, Сергей отправился в хилый «Лечче». Газза в «Юве» так и не пришёл. А Алейников очень проникся зарубежной жизнью. После двух лет в «Лечче», Сергей на три года залетел в Японию – за «Гамба Осака» он отбегал почти сотню матчей. В нулевых Алейников трудился в академиях «Лечче» и «Ювентуса». Достойная футбольная жизнь.

Александр Заваров и Сергей Алейников – одни из первых наших в Европе. Они первыми столкнулись с трудностями в адаптации. Их путь – пособие для тех футболистов, которые мечтают задержаться в Европе. Подобный опыт развивает наш футбол, заставляет футболистов внимательнее относится к выбору новой команды, к юридическим документам, нанимать качественных агентов.

Ювентус: последние новости

football.by
0

Главные новости